Previous Entry Share Next Entry
"Катынский камень преткновения в российско-польских отношениях"
kosmopolito

«Невозможно идти в будущее, не освободившись от груза прошлого» - эти слова как нельзя лучше характеризуют ситуацию, сложившуюся вокруг «Катынского дела».
16 января 2002 президент России Владимир Путин возложил цветы к могиле Неизвестного солдата в Варшаве, где находится земля из Катыни, с места расстрела тысяч польских офицеров, и пообещал провести тщательное расследование по вопросу о событиях 1940года. Тема Катынского расстрела регулярно появляется в польской и российской печати. Она продолжает занимать важное место в национальной исторической памяти поляков, в то время как по данным ФОМа подавляющее большинство россиян считают её неактуальной.
Почему же я избрал данную тему предметом своего доклада? 23 сентября 2009 года сейм Польши на пленарном заседании принял специальную резолюцию, осуждающую вторжение Красной Армии 17 сентября 1939 года в Западную Украину и Западную Беларусь, которые между двумя мировыми войнами входили в состав Польши. В тексте резолюции действия советской стороны были классифицированы как «геноцид». В ответ Гос. Дума направила польскому парламенту гневное письмо, в котором подобная оценка событий была названа кощунством. Если действия советской стороны будут признаны РФ и международным сообществом геноцидом, то это предоставит Польше право говорить о выплате Россией денежных компенсаций семьям расстрелянных польских граждан…
Заглянем в недавнее прошлое: официальные извинения польской стороне были принесены, вина НКВД полностью признана. Документы, опубликованные в 1992, однозначно свидетельствуют: расстрелы производились согласно решению особой тройки НКВД, в соответствии с постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940. Ревизионизм в этом деле сродни ревизионизму в вопросе Холокоста. Здесь я не сравниваю Холокост и Катынский расстрел, а говорю о том, что пересмотр расследования в пользу советской версии Катынского дела , например, российским публицистом Мухиным, сделает честь Юргену Графу (один из самых известных отрицателей Катастрофы европейского еврейства). Есть ряд пунктов, которые сторонники комиссии Бурденко (руководитель советского расследования) объясняют довольно невнятно:
1.) В качестве одного из доказательств сов. версии комиссия привела открытку польского офицера Станислава Кучиньского от 20 июня 1941 г. - впоследствии, расследование Главной Военной Прокуратуры РФ доказало, что документы являлись плодом прямой фальсификации ;
2.) Почему на расстрелянных была зимняя одежда, в то время как сторонники официальной версии утверждают о том, что расстрелы производились немцами в августе-сентябре 1941?; 3.)На вопрос, почему поляки не разбежались после прихода немцев, а продолжали трудиться на дорожных работах, Потемкин (нарком народного просвещения и один из членов комиссии) отвечал: «Они как работали, так и остались работать по инерции». 4.)После пресс-конференции время расстрела было сдвинуто в документах на «сентябрь-декабрь», то есть на холодные месяцы. Но в ранее написанных свидетельских показаниях даты остались прежними, и эта нестыковка в будущем вредила советской стороне на Нюрнбергском процессе; 5.) Согласно Сообщению, в Катыни «общее количество трупов по подсчету судебно-медицинских экспертов достигает 11 тысяч», польский писатель и участник комиссии по «Катыни» Ю.Мацкевич отмечает, что завышенная почти втрое цифра (на настоящий момент известно, что непосредственно в Катынском лесу было расстреляно 4 тыс. человек, согласно записке, переданной председателем КГБ Шелепиным генсеку Н.С. Хрущёву) перекочевала в документ из геббельсовской пропаганды— как он полагает, потому, что позволяла списать на «катынское злодеяние фашистов» всех пропавших офицеров. Из всех пленных поляков рядовых, унтер-офицеров и гражданских лиц, уроженцев территорий, отошедших к Советскому Союзу, распустили по домам, а 40 000 уроженцев центральной и западной Польши было передано Германии. В результате у СССР в руках находилось не более 42 000 пленных. Всего было расстреляно 21 857 человек, исходя из записки Шелепина Н.С.Хрущёву, из них в Катынском лесу (Смоленская область) 4 421 человек, в Старобельском лагере (неподалёку от Харькова) 3 820 человек, в Осташковском лагере (Калининская область) 6 311 человек и 7 305 человек в лагерях и тюрьмах Западной Украины и Западной Беларуси. Главная военная прокуратура РФ в 2004 году подтвердила вынесение «тройкой НКВД» (Меркулов, Кобулов и Баштаков) смертных приговоров 14 542 польским военнопленным по обвинению в совершении государственных преступлений и достоверно установила смерть 1803 человек и личность 22 из них. Вернемся к главной теме: является ли применение вышеупомянутого термина «геноцид» по отношению к Катынскому расстрелу правомерным? Согласно определению конвенции ООН, геноцид – это действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую. Надо учитывать то, что среди расстрелянных офицеров Войска Польского, помимо этнических поляков, были белорусы, украинцы, евреи и даже русские. Т. е. совершенно очевидно, что в данном случае речь не идет о ликвидации группы лиц по расовому, этническому или конфессиональному принципу. На самом же деле депутаты польского сейма намеренно подменяют понятия. В случае же с Катынью налицо ликвидация определенной социальной группы, причем достаточно узкой. Следует обратить внимание: расстреливали не всех пленных подряд, а в основном офицеров и представителей силовых структур. Данные действия можно соотнести с понятием «стратоцид», (или «социальный геноцид», впрочем, из этого не стоит делать вывода о некоторой равнозначности терминов) - истребление людей по признаку принадлежности к определенному слою общества или социальной группе. Это определение только словарное, т.к. до сих пор в международном праве, к сожалению, нет понятия «стратоцид». Именно из-за этого нередко между «геноцидом» и «стратоцидом» ставят знак равенства без достаточных на то оснований. Если польский сейм использовал бы термин «стратоцид», то некая дискуссия ещё была бы возможна, но использование термина «геноцид» некорректно. В данном случае можно понять и польских парламентариев, ибо если нет определения преступления, то нет и наказания за него. После расследования 2004г. тогдашний главный военный прокурор Савенков сказал: «В ходе предварительного следствия по инициативе польской стороны проверялась версия о геноциде, и моё твёрдое утверждение — говорить об этом правовом явлении нет никаких оснований. Нет и не было геноцида польского народа в тех действиях, которые исследованы в рамках этого дела». 1 сентября 2009 года уже в качестве премьер-министра В.В. Путин прибыл в Гданьск на мероприятия, посвящённые 70-летию начала Второй Мировой войны. Мало кто из западных политиков и экспертов ожидал от него извинений за действия СССР в начальный период войны и, собственно, за заключение пакта Молотова-Риббентропа. Их не последовало, как и ожидалось. Между тем ряд вопросов, в частности по «Катыни», до сих пор остаётся камнем преткновения в российско-польских отношениях, причём, вопреки расхожему мнению данный момент не является искусственно нагнетаемым политиками. Основная масса населения как Польши, так и России имеет диаметрально противоположные взгляды на роль Сталина в войне. Если опрос общественного мнения, проведенный польской газетой Rzeczpospolita, говорит о том, что 76% поляков хотят, чтобы Путин извинился за сделку между Гитлером и Сталиным, Катынский расстрел и нападение на Польшу, то опрос, проведенный независимым ВЦИОМ в Москве, показал, что 63% считают пакт Молотова-Риббентропа необходимым решением Сталина, нацеленным на предотвращение войны. Как мы видим из вышеприведенных данных, современное состояние российско-польских отношений как на государственном, так и на национальном уровне оставляет желать лучшего. Исторические претензии препятствуют развитию и усилению экономических связей. В частности ситуация осложняется отказом российской стороны окончательно рассекретить все материалы по Катынскому делу. Кроме того, ряд отечественных публицистов, политиков и историков вносит и свою посильную лепту: в последнее время активизировались те, кто требует обвинить Польское государство в «геноциде» русских красноармейцев, взятых в плен в результате советско-польской войны, хотя данный термин не подходит для тогдашней ситуации так же, как и для Катынского расстрела. Очень жаль, что в нашем (под нашим я понимаю весь современный социум, а не только российский) обществе так легко идёт подмена терминологии. По моему глубокому убеждению, это прежде всего оскорбляет память жертв тех или иных исторических трагедий.

  • 1
Мой старый доклад..

  • 1
?

Log in

No account? Create an account